» » "ЕЩЕ ПОЛЬСКА НЕ СГИНЕЛА!.."
на правах рекламы

"ЕЩЕ ПОЛЬСКА НЕ СГИНЕЛА!.."

Автор: admin от 5-01-2014, 13:22
"Русские - лишний народ. Лучшая Россия - несуществующая" - Збигнев Казимеж Бжезинский, эмигрант польского происхождения, один из ведущих идеологов внешней политики США.

Как обычно бывает, мои личные впечатления о знакомых поляках вполне благоприятные. Мой тренер - Виктор Викторович Вржесневский, директор спортшколы в Херсоне, где сам я был тренером - Раймонд Людвигович Коссаковский (мы вдвоём снимали одну комнату: послевоенные годы!), Виктор (Гиляриевич) Гонтковский - мой школьный товарищ, талантливый лингвист, Эдмунд Феликсович Иодковский - слабый поэт но умелый организатор диссидентского коллектива,...
Вместе с тем, в истории Польши и поляков есть нечто, исключающее подлинно государственное мышление, - упоение собственной исключительностью.

 


"Гонор - латинское слово, вошедшее в русский язык из польского: гонор на польском - честь.
Гонор - самомнение, заносчивость". (С. Ожегов. Словарь русского языка).
"Когда поляк идёт босой по пляжу, на его ногах звенят шпоры". Даниэль Ольбрыхский, актёр, плейбой.

 

Когда всматриваешься в судьбы народов, помимо очевидных обстоятельств ощущаешь нечто, почти незримое, поначалу неочевидное, оказывающееся подчас решающим - судьбоносным.

"Ментальность - способ видения мира, в котором мысль не отделена от эмоций". (Энцикл. словарь).
Черчилль в своей характеристике Польши и поляков дипломатично обходит мерзости, сопровождавшие почти всю её историю:

"Героические черты польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неисчислимые страдания...Мы увидели, как теперь, пока на них падал отблеск могущества Германии, они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии....Нужно считать тайной и трагедией ... тот факт, что народ, способный на любой героизм...постоянно проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя, гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных. Всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, другая пресмыкалась в подлости."


"ПОЖАР ОСВЕТИЛ".

Ирония, признаться, не совсем уместна. Но как заметил однажды Лазарь Каганович (личность мрачная, но слова - умные): "У всякой аварии есть имя, отчество и фамилия"...


Утром 10 апреля 2010 г. правительственный самолёт польского президента Леха Качиньского Ту-154 разбился под Смоленском. На борту которого находились 96 человек - политическая и военная элита Польши. В результате авиакатастрофы не выжил никто. По предварительным сообщениям самолёт зацепился за верхушки деревьев в условиях плохой видимости из-за сильного тумана.

 


Совершенно очевидно, что тумане, неблагопритных погодных условиях пилоты были предупреждены диспетчерской службой. Понятно, что при таких обстоятельствах, довольно тривиальных, самолёт садится на другом аэродроме.
Президент, сопровождаемый огромной свитой, летел на траурную церемонию по случаю годовщины Катынской трагедии - расстрела (по очевидному распоряжению Сталина) тысяч пленных польских офицеров.

Кремлёвские власти уже с момента обнаружения немцами в 1943 г. массовых захоронений отказывались от признания своей вины. Время от времени проскальзывали обвинения в адрес самой Польши по поводу гибели десятков тысяч красноармейцев, попавших в плен во время советско-польской войны1920 г. Кремлю не свойственно было само упоминание о красноармейцах, попавших в плен. Сталин рассматривал их едва ли не как изменников родины. Уже эти как бы косвенные упоминания о давно избытой проигранной войне давали повод думать, что в "Катыньском деле" что-то да нечисто...

Когда рухнул Советский Союз, открылась правда, поневоле признанная лидерами новой России. И польская элита летела на церемонию, призванную закрепить свою правоту и вину русских.
Примерно так (в несколько более дипломатических выражениях) высказался сам президент Польши накануне отлёта. С телеэкрана вещал очень серьёзный низенький господин (не выше метра пятидесяти пяти), толстенький, с надутыми щёчками.

Я это не в укоризну незнакомому мне человеку, избранному своим народом на самый высокий пост в стране. Но помню довольно неожиданное высказывание Наполеона Бонапарта, тоже толстенького и низенького: "Анатомия решает судьбу", - говорил этот вершитель судеб народов за 100 лет до появления психоанализа.
Не проглядывается ли объективное суждение не только о собственном физическом облике, но и о необычайном честолюбии - и невероятной судьбе этого человека, чему он обязан, быть может, своей физической неказистости?

Не исключено, что меня ещё с юности впечатлили суждения немецкого психолога Эрнста Кречмера ("Строение тела и характер").

Если бы польский правительственный самолёт приземлился на запасном аэродроме, близ Смоленска, делегации были бы, конечно, тут же предоставлены комфортабельные автобусы для следования в Катынь. До Смоленска можно было доехать поездом - с удобствами и почётом...

В моей памяти отчётливо всплыл облик польского президента - и наутро следующего после трагедии дня я поставил в интернете:

"Гибель польского президента с командой - по той же причине, что и гибель генерала Лебедя да и ещё какого-то губернатора; оба тоже указывали пилотам (вертолётов - в этих случаях), как им вести машину.
Очевидно то, что происходило на борту польского правительственного самолёта.
Пилоты, безусловно, настаивали, что надо приземляться на другом аэродроме (при более благоприятных погодных условиях) - и следовать в Катынь уже наземным транспортом. Но пан президент категорический настаивал на посадке, полагая, что иначе будет уронен ПРЕСТИЖ польской нации - и его собственный, ПРЕЗИДЕНТСКИЙ.

Цена гонора!

"Пилоты, конечно же, настаивали, что надо приземляться на другом аэродроме (при более благоприятных погодных условиях) - и следовать в Катынь уже наземным транспортом. Но пан президент категорический настаивал на очередных (кажется, четыре по счёту) заходах на посадку, полагая, что иначе будет уронен ПРЕСТИЖ польской авиации - и его собственный, ПРЕЗИДЕНТСКИЙ. Словесная перепалка, безусловно, отражена в "чёрных ящика" - и так же БЕЗУСЛОВНО никогда не будет оглашена".
Таков текст в Сети моего прогноза утром следующего дня: Sunday, April 11, 2010.


Но я ошибся. Причина была оглашена - лишь СПУСТЯ БОЛЕЕ ПОЛУГОДА.

СМИ 11 января 2011 г.:
"Экипаж президентского Ту-154 сажал самолет в аэропорту Смоленска вопреки предупреждениям наземных служб о том, что посадка невозможна из-за густого тумана и самолет необходимо увести на запасной аэродром, рассказала журналистам в среду Татьяна Анодина, руководитель расследования с российской стороны.
Экипаж сажал самолет с неверно отрегулированным высотомером почти вручную в густом тумане и, не отреагировав на предупреждения автоматики о приближении земли, продолжил снижение. В результате Ту-154 столкнулся с деревьями за километр до взлетно-посадочной полосы и развалился на части.
Г-жа Анодина, возглавляющая Межгосударственный авиационный комитет стран бывшего СССР, сказала, что ни пожара, ни взрывов, ни разрушений на борту Ту-154 не было до момента столкновения с землей.
Решение о посадке, согласно представленным выводам расследования, было принято под давлением посторонних людей - главкома ВВС Польши Анджея Бласика, а также директора дипломатического протокола МИД Польши Мариуша Казана".

"Присутствие главкома ВВС Польши в кабине пилотов вплоть до столкновения с землей оказало психологическое давление на принятие решения о снижении и посадке во что бы то ни стало", - сказала Анодина.
Бласик и Казан дали командиру и членам экипажа понять, что президенту Польши не понравится, если самолет не сядет в Смоленске и уйдет на запасной аэродром, следует из слов руководителей МАКа.
"Произнесенная в этот момент штурманом фраза "он (Качиньский) взбесится" свидетельствует о том, что командир воздушного судна и весь экипаж находились в психологически сложном положении", - сказал председатель технической комиссии.Межгосударственного авиационного комитета Алексей Морозов.

Очевидно, что в случае неудачного захода (на посадку) и ухода на запасной аэродром командир воздушного судна ожидал негативной реакции "главного пассажира".

Командующий ВВС Польши Анджей Бласик находился в напряженных отношениях с экипажем Ту-154, разбившегося под Смоленском 10 апреля. Именно Бласик находился в момент катастрофы в кабине пилотов. Помимо Бласика в кабине пилотов находился еще один посторонний человек - директор дипломатического протокола министерства иностранных дел Польши Мариуш Казана. Слова обоих чиновников на записях из "черных ящиков" звучат очень тихо и неразборчиво.

Пилотов предупреждали о том, что осуществлять посадку в таких условиях очень опасно, кроме того, один из пилотов говорил, что "садиться в такой ситуации невозможно". Однако что-то все-таки заставило экипаж пойти на снижение. Согласно последним расшифровкам стенограммы переговоров пилотов, командир экипажа Аркадиуш Протасюк произнес такую фразу: "Если мы не приземлимся, то он убьет меня".

 

В СМИ упомянули характерный предвоенный эпизод.

18 августа 1939 г. французский министр иностранных дел Боннэ в беседе с польским послом Лукасевичем заметил, что угроза столкновения с Германием делает "для вас необходимой помощь Советов".
В ответ Лукасевич заявил:

"Не немцы, а поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны"...
На следующий день польский министр иностранных дел Бек заявил французскому послу в Варшаве:

"Польская кавалерия за неделю возьмёт Берлин!"

 

Констатация СМИ: "Спустя десятилетия, мы становимся свидетелями этой же национальной черты у польского президента Леха Качинского, собравшего вместе с собой в один самолет элиту страны. И вот весь мир становится свидетелем его "тщеславной победы под Смоленском над суровой логикой жизни"".

 

Характерно, что на следующий день после трагедии несколько сот поляков скандировали скандировали .Путин, убийца!. и "Наказание для убийцы!", забаррикадировав российское посольство в правительственном квартале Варшавы. Все окна посольства были затемнены, и только полиция подавала признаки жизни, охраняя вход в здание.


Митинг прошел перед посольством России в Варшаве также накануне третьей годовщины авиакатастрофы в Смоленске. Протестовавшие убеждены, что Россия установила взрывное устройство в самолете, чтобы заставить замолчать Качинского, "авторитетного противника московитов"...

ВСЕХ ЛИ РАВНЯЕТ СМЕРТЬ?..


Понятно, что все погибшие в рухнувшем самолёте поляки предстанут перед своим Господом. НО - порознь и не сразу - как и предусмотрели устроители удивительных похорон.

 


Первыми прибудут, естественно Качинский с супругой. Их Господь встретит у входа в рай.
Остальные предстанут уже в порядке живой очереди. Может быть, их по прибытии встретит уже не САМ, но ключарь католического рая апостол Пётр. И достанутся им там уже не лучшие места.
Судьба погибших пилотов как бы и вовсе не предусмотрена.


Похороны (о чём почему-то до сих пор не упоминается) носили поистине удивительный характер. Двоих (президентскую чету) хоронили по высшему разряду - в королевском замке Кракова (против чего, кстати, возражали очень многие поляки ).

О прочих девяти десятках погибших, похоже, ни слова: как бы о хлопах, несравнимых по значению с настоящим панством. Точно сами они пешком отправились на кладбище.

На Химкинском кладбище под Москвой неподалёку от близкой мне могилы моих родителей захоронены погибшие советские пилоты: ряд надгробных памятников и общая горизонтальная плита с упоминанием о катастрофе: дата, место гибели...

Это - по-человечески.

Примерно так же - разумеется, торжественнее и с выделением мемориального места - следовало упокоить людей, которых постигла ОБЩАЯ УЧАСТЬ. А не отделять двух "беленьких" от прочих - "чёрненьких".
Тем более, если речь об элите нации.

Вот пример того, как это было сделано не на скромном Химкинском кладбище.


Понятно, что по части демократии современная Польша далеко переплюнула прежний Советский Союз.
Понятно также, что слава Юрия Гагарина была вознесена много выше известности рядового президента, одного из нескольких сотен на планете.
Можно понять, сколько сомнений вызвал в престарелом кремлёвском руководстве, вполне затхлом, вопрос о том, где и как погребать Владимира Серёгина, погибшего вместе с Гагариным. (Не исключено, что по случайности он и являлся виновником крушения самолёта).
Вероятно, долго чесали в кремлёвских затылках, - но решили ПО-ЛЮДСКИ: ХОРОНИТЬ ВМЕСТЕ В ГОСУДАРСТВЕННОМ ПАНТЕОНЕ - У КРЕМЛЁВСКОЙ СТЕНЫ (где, кстати, не так уж много места, тесновато).
Сама процедура похорон была человеческой - совместной.

"В нашем случае" погибла действительная элита страны - не какой-то безвестный лётчик. Выделение двух "беленьких" (вполне уважаемых, но ничем, впрочем, не прославившихся) это плевок в адрес остальных - обозначенных "элитой нации". Это ПО-ЛЮДСКИ?

Напомню о том, что пилот правительственного лайнера не последовал предупреждению аэродромной службы БЕЗУСЛОВНО по настоянию тщеславного Качиньского.
Уверен потому, что был тому нагляднейший прецедент. Этот президент изгнал ранее из правительственного авиаотряда командира лайнера, отказавшего следовать идиотскому предписанию сажать самолёт на аэродроме Тбилиси - вопреки правилам - и приземлившемся, как и следовало, на аэродроме в Баку.
Командир разбившегося лайнера был в том закавказском рейсе вторым пилотом - и помнил о судьбе своего предшественника...
Менталитет народа подчас губителен для него самого. Это НАДО БЫ ПОМНИТЬ! "Когда поляк идёт босиком по пляжу..."

"Польский гонор", вошедший в поговорки, отмечен не только американским президентом и британским премьером времён великой войны, но ещё и Фридрихом Энгельсом, который, несмотря на свою откровенную русофобию, писал:
 
" поляки никогда не совершали в истории ничего иного, кроме храбрых драчливых глупостей. Нельзя указать ни одного момента, когда Польша, даже (!) по сравнению с Россией, играла бы прогрессивную роль или вообще совершила что-либо, имеющее историческое значение".


СВИДЕТЕЛЬСТВО ИСТОРИИ.

 Советская интеллигенция видела в послевоенной Польше "окно в Европу". Упивались польскими ширпотребом, фотожурнальчиками, фильмами, где поляки сами себя представляли рыцарями, борцами с оккупантами-гитлеровцами...

Факты говорят об обратном.

"С 22 июня 1941 года по 2 сентября 1945 года Советская Армия взяла в плен 4172024 пленных 24 национальностей. поляки в этом списке занимают седьмое место, существенно опередив, например, итальянцев. Всего в плен было взято 60280 польских военнослужащих немецкой армии... По этой цифре можно предположить, сколько же поляков было убито в составе гитлеровской армии". (Ю. Мухин "Катынский детектив").

 


Хотя поляки служили в гитлеровской армии, нацисты даже не собирались формировать польское коллаборационистское правительство, как не собирались это делать и в Украине (на что так рассчитывали поначалу всяческие бандеры).
То же и в Чехии - при том, что эта униженная, оккупированная и расчленённая страна производила едва ли не треть вооружения гитлеровской армии, в которую чехи призывались едва ли не наравне с немцами и австрийцами.

поляки же в расистском "реестрике наций" значились лишь немногим выше евреев и цыган.

 При любом нашем отношении к Сталину, тирану и деспоту, как раз полякам следовало БЫ его возблагодарить. Он, перекраивавший послевоенную Восточную Европу, облагодетельствовал их территорией вполне адекватной довоенной, да ещё и с просторным выходом к морю - осуществлением, хотя бы наполовину, национального чаяния: "Rzeczpospolitа оd morza do morza" (от Балтики до Чёрного моря).

В довоенной Польше "титульная нация" составляла едва половину населения, - теперь же мононациональная (фактически) страна могла бы избавиться, наверное, от синдрома неполноценности, столетиями питающего её патологический гонор?..

Президент России Ельцин повинился в Катыни за преступление прежнего режима, рухнувшего в результате революции 1991 г. и проклятого подавляющим большинством граждан новой России.
Поставлен пямятник в знак покаяния - за преступление СВЕРГНУТОГО режима...

В 1963 году в городке Едвабне (восточная Польша) был поставлен камень с высеченной надписью о том, что нацисты истребили здесь тысячи евреев...

"ЕЩЕ ПОЛЬСКА НЕ СГИНЕЛА!.."

 

 
 
Но лишь спустя почти сорок лет - уже после покаяния российского президента - польское правительство нехотя, сквозь зубы, созналось, что палачами в Едвабне были не немцы, - а поляки , веками жившие бок о бок со своими будущими жертвами.

Только ли евреи...

О нечеловеческих условиях, в которых содержались в польских концлагерях пленные красноармейцы в 1919-1921 годах, написал влиятельный польский еженедельник "Ньюсуик Польска". Статья на эту тему называется "Ад за колючей проволокой".
Ее автор - польский историк Игор Мечик.
"За колючей проволокой польских концентрационных лагерей советские военнопленные умирали, как мухи", пишет журнал, называя условия их содержания "польским бесчестьем".

Первоначально в руках поляков находилось около 10 тыс пленных красноармейцев, однако, после поражения армии Михаила Тухачевского под Варшавой в польский плен попало всего 165,5 тысяч солдат, командиров и комиссаров Красной Армии. Для них поляки создали целую сеть концлагерей - в Бресте, Лукове, Вадовице, Домбье, Тухоле, Стжалкове, Пикулице, Шипьорно и в других местах.
Эта сеть покрывала почти всю польскую территорию.

В статье приводится сохранившийся в центральном военном архиве Польши рапорт генерала Зджислава Хордыньского-Юхновича, возглавлявшего санитарный департамент военного министерства. Этот документ генерал написал после инспекции лагеря в Белостоке: "Бараки переполнены, среди здоровых полно больных. По-моему, на 1400 заключенных здоровых нет вообще. Они покрыты лохмотьями и от холода прижимаются друг к другу, пытаясь согреться. В воздухе смрад от больных дизентерией и гангреной, развивающейся в опухших от голода ногах. Это ужасающая картина".

 


Посетившая лагерь для российских военнопленных в Стжалкове представительница Красного Креста Стефания Семполовска писала: "Барак для коммунистов так переполнен, что сдавленные узники были не в состоянии лечь и стояли, подпирая один другого".
По свидетельствам очевидцев, только в одном этом лагере ежемесячно умирали 100-200 красноармейцев. В Бресте цифры были еще страшнее. Там только за сутки от голода и болезней погибали от 60 до 100 пленных.
В Тухоле в конце 1920 года за два месяца умерло 440 заключенных.

Журнал "Ньюсуик Польска": "Местные жители вспоминали, что еще в тридцатых годах были места, где под ногами проседала земля, а из-под нее выступали человеческие останки.

Медицинской помощи не было вообще никакой. Раненые по две недели лежали без повязок, пока в ранах не заводились черви и люди не умирали от заражения крови.
В самый страшный для узников период - зимой 1920-21 годов - умерших считали уже тысячами".
Помимо этого имели место многочисленные случаи расстрелов взятых в плен красноармейцев, утверждает издание. Так, в районе Млавы поляки расстреляли около 200 взятых в плен казаков, на Волыни был зафиксирован факт расстрела других военнопленных.
В статье приводятся воспоминания одного из очевидцев событий 1919 года о том, как командир 18-го польского пехотного полка приказал пленным красноармейцам раздеться, затем отдал приказ избить их нагайками, а затем всех расстрелял.
Журнал "Ньюсуик Польска" цитирует также дневник Казимежа Свитальского, личного секретаря главнокомандующего польскими войсками маршала Юзефа Пилсудского, который писал о "жестокой и безжалостной ликвидации пленных нашими солдатами".
Самым страшным считался концлагерь в Стжалкове /между Познанью и Варшавой. "Командовавшие лагерем капитан Вагнер и поручик Малиновский секли заключенных бичами, сделанными из колючей проволоки. Обычная норма при избиении составляла 50 ударов. Тех, кто просил пощады, тут же расстреливали" - пишет польский журнал.

Всех попавших в плен комиссаров поляки вешали без суда. Ужасающие факты об этих жестокостях приводятся в книге "Замолкающее эхо. Воспоминания о войне 1914-1920 годов", написанной участником тех событий с польской стороны Станиславом Кавчаком, отрывки из которой приводятся в статье Игора Мечика.

Весьма убедительны воспоминания Юзефа Бека (впоследствии министра иностранных дел Ржечи Посполитой) о собственной "боевой юности":
"В деревнях (украинских, белоруских. - М.Т.) мы убивали всех поголовно и всё сжигали при малейшем подозрении в неискренности (!). Я собственноручно орудовал прикладом".

Почти 84 тысячи военнопленных (1919-1920 гг.) погибли от голода, нечеловеческого обращения и пыток.
Это к вопросу о Катыне, где были расстреляны польские офицеры, пытавшиеся поднять бунт в лагерях военнопленных.
Спасённых же в Советском Союзе польских солдат и офицеров хватило и на 80-тысячную андерсовскую армию (вышедшую в Иран с семьями) и на Армию Людову, вместе с советскими войсками освобождавшей Польшу в 1944-м.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.