» » А в знак благодарности России за ее доброту, примите от меня очередную о ней страшилку
на правах рекламы

А в знак благодарности России за ее доброту, примите от меня очередную о ней страшилку

Автор: admin от 27-07-2015, 01:15
А в знак благодарности России за ее доброту, примите от меня очередную о ней страшилку

Тем, кто увлекается историей географических открытий наверное знаменито имя шведского странника Свена Хедина(Гедина)— большого исследователя Тибета и Средней Азии. Но не многие знакомы с трудами Свена в области обычного евро агитпропа…
Отрывок из книжки Акселя Одельберга "Невыдуманные приключения Свена Хедина"
Декабрь 1911 года.
Майор Хеденгрен поднялся по ступенькам подъезда дома 5 Б на набережной Нурра Бласиехольмен, где жила семья Хедин. Приблизительно годом ранее в доме освободилась квартира, и Свен снял ее, чтоб быть ближе к родным. В 1-ый разов за 40 5 лет у него возникло собственное персональное жилище. Майор остановился перед дверью с табличкой «Доктор Свен Хедин». Ему до этого не доводилось встречаться со известным странником, а дело было пикантным. Хеденгрен позвонил в дверь.
— Майор Габриэль Хеденгрен из штаба Министерства защиты, — представился он. — У меня к вам конфиденциальный разговор.
Хедин проводил гостя в кабинет. За окнами было мрачно. Начиналась драматическая глава в шведской политике.
Предпосылкой визита стала инициатива новейшего либерального правительства Карла Стааффа отменить решение бывшего кабинета о строительстве новейшего броненосца для шведского флота.
Майор сходу брал быка за рога:
— Доктор обязан разъяснить людям наше военно-политическое положение, безусловную необходимость усиливать защиту и что средства на стройку броненосца обязаны быть найдены.
— Я?Но я разбираюсь в Азии, но не в военном деле.
— Это не имеет значения. Весь материал, который вам пригодится, вы безотлагательно от меня получите, — ответил Хеденгрен.
Свен не колебался. Он был убежден в том, что без мощной защиты независимость Швеции окажется под вопросцем. Прорисовывались контуры новейшего интернационального конфликта, и нужда в мощной защите была, по его воззрению, острой как никогда. Хедин с охотой брал на себя роль вестника, который протрубит тревогу и пробудит люд от неправильных снов о постоянном мире.
Хедин предложил написать брошюру в 50 — 100 страничек и издать ее тиражом миллион экземпляров.
— Надобно сделать так, чтоб, когда люди раскрывали газету, наша малюсенькая книжечка падала им прямо на колени. Сможете быть убеждены, что они непременно поглядят, что все-таки такое написано в данной безвозмездной брошюре.
Майор одобрил, но засомневался насчет денег.
— Есть много богатых жителей нашей планеты, которые мыслят так же, как и мы. Я знаю неких и убежден, что на такое дело нам дадут средства с наслаждением, — произнес Хедин.
Они обсудили заглавие брошюры и остановились на «Слово предупреждения».
Время поджимало. В течение 3-х последующих вечеров Хеденгрен накачивал Хедина сведениями, позже Свен начал писать. Даже Рождество перескочило незначительно. Широкими мазками он изображал мир, стоящий на пороге мировой войны.
Через 5 дней рукопись было готова. 30 декабря Свен Хедин пришел с ней к Карлу Отто Бонниеру и произнес, что ему нужен тираж в миллион экземпляров. Бонниер остолбенел. Но, прочитав рукопись, он произнес «нет». Бонниер был либералом и одобрял Карла Стааффа. Вообщем, когда Хедин начал подыскивать иного издателя, Бонниер раздумал: средства перевесили идеологию. 1-ый тираж в четыреста 20 тыщ экземпляров он обещал выпустить 24 января.
Тем временем Хедин рыскал по стране, доставая средства. Четвертую часть всех нужных средств — 70 три тыщи крон(три миллиона крон сейчас)— он получил от судовладельца Акселя Аксона Йонссона. Щедро расщедрились также табачный повелитель Кнут Юнглёф и вдова пуншевого короля Седерлунда.
Центральной идеей «Слова предупреждения» была угроза со стороны Рф — обыкновенная для Хедина страшилка. Брошюра практически полностью была посвящена опасности с востока. Хедин играл на исконной шведской русофобии и обрисовывал страхи, которые поймут Швецию, ежели ее оккупируют российские: «В бардовых домиках под соснами и березами расквартированы бойцы. Без отрицаний несчастная хозяйка круглые день обязана поить их кофе. Кофейник постоянно булькает на плите. Ежели она отваживается попросить средств — в ответ только смеются. В «Гранд-отеле» и в «Роял-отеле» живут вражеские офицеры, длинноватые ряды столов ломятся от шведской пищи. Школы превращены в казармы, и детки обязаны оставаться дома».
При всем этом Хедин озаботился тем, что произнесет его ветхий друг и покровитель король Николай насчет демонизации Рф. Никакая другая страна не оказывала Хедину таковой сердечной помощи. Идеальнее всего, решил Хедин, ежели король услышит все от него самого, и он заказал билет в Санкт-Петербург.
В предшествующий разов они виделись два с половиной года назад, когда Николай приезжал в Стокгольм с официальным визитом. Его Величество опять обещал Хедину всякую поддержку и пожаловал собственный портрет совместно с отпрыском.
— Я написал брошюру, чтоб предостеречь шведов. Иные страны в районе Балтийского моря, необыкновенно Наша родина, закладывают новейшие военные суда и вооружаются. Следовательно, мы в Швеции обязаны делать все вероятное и быть наготове, — произнес Хедин, встретившись с царем в Королевском Селе.
— Но те военные суда, которые мы строим, мы строим не против вас. Мы мыслим совершенно о ином государстве, чьи силы нарастают и творят опасность для нас на Балтике, — произнес Николай, подразумевая Германию.
— Окончательно, Ваше Величество, я знаю, что Наша родина имеет только дружеские намерения в отношении Швеции, — увидел дипломатично Хедин. — Я желал заблаговременно известить вас о моей брошюре, чтоб это не стало для Вашего Величества нежданностью, и опять выразить мою признательность Вашему Величеству и Рф за доброту и помощь мне.
Хедин уходил от короля с надеждой на то, что «Слово предупреждения» не будет воспринято Николаем как злобный выпад. Это была их заключительная встреча.
Недолгое время спустя на бале в Санкт-Петербурге Николай попросил посла Швеции известить короля Густава V о том, что он удивлен и огорчен тем, что Хедин, который постоянно встречал в Рф дружбу и поддержку, мог написать о военных устремлениях российских против Швеции.
Наша родина закрыла двери для Хедина.
Хедин возвратился в Стокгольм 25 января. В этот же день его брошюра стала вываливаться на колени десяткам тыщ подписчиков газет по всей стране.
«Слово предупреждения» никого не оставило бесстрастным. Не проходило и дня, чтоб та либо другая газета не объясняла брошюру Хедина. Быстро прорезались оппоненты. Первым был Стриндберг с памфлетом «Курьер короля, либо Секреты пильщиков-точилыциков».
Для того чтоб добраться до шведов, не читающих газет, Хедин привлек к распространению брошюры священников и учителей. Он рассылал каждому из их по 20 5 экземпляров и письмо. Практически все отвечали и просили прислать еще. Бонниер продолжал печатать брошюру, и тираж достиг миллиона. Заключительные 100 экземпляров вышли в особенном издании, часть их была продана за двести 50 крон каждый(около 10 тыщ крон сейчас). Царица Виктория получила миллионную копию, брошюру с номером 999999 Хедин приберег для себя…
Читайте также: Euronews XVIII века

Теги: Европа, знак, благодарности, России, доброту, примите, меня, очередную, страшилку

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.