Суперстар глобализма

Суперстар глобализма

Владимир Малышев

Михаил Горбачев опубликовал фундаментальную статью «Понять Перестройку, отстоять новое мышление». Понятно, что ее появление явно приурочено к 30-летию ГКЧП, и что таким образом первый и последний президент СССР пытается оправдаться и снять с себя вину за то, что произошло тогда в стране и привело в конечном итоге к беспрецедентной геополитической катастрофе – развалу прежде могучего Советского Союза.
Статья большая – 41 страница, однако ничего нового в ней Горбачев фактически не сказал.
«Я убеждён, – пишет он, – в исторической правоте перестройки. А это значит, во-первых, что перестройка была необходима, и, во-вторых, что мы шли в правильном направлении».
В статье есть признание ошибок, сделанных им в тот период. «Если бы начинать сначала, то многое я сделал бы иначе»,– говорит Горбачев, однако вину за развал СССР он по-прежнему сваливает на других.
«Инициаторам перестройки, – пишет он, – предъявляют много обвинений и упреков: в «отсутствии чёткого плана», в «наивности», в «предательстве социализма». А некоторые вообще утверждают, что перестройка была не нужна. Про таких людей я могу сказать одно: у них очень короткая память. Они то ли забыли, то ли не хотят вспоминать, какова была моральная и психологическая ситуация в советском обществе к 1985 году. Люди требовали перемен. Все – и руководители, и рядовые граждане – кожей чувствовали, что со страной творится что-то неладное. Страна всё глубже погружалась в застой. Фактически прекратился экономический рост. Идеологические догмы держали в тисках интеллектуальную, культурную жизнь. Бюрократическая машина претендовала на тотальный контроль жизни общества, но не могла обеспечить удовлетворение элементарных потребностей людей. Достаточно вспомнить, что творилось тогда в магазинах. Быстро обострялась социальная ситуация, недовольство было всеобщим. Абсолютное большинство считало, что «так дальше жить нельзя». Эти слова родились не в моей голове – они были на устах у всех».


От оптимизма до ненависти
Появление Горбачева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС – главной в то время должности в стране, всеми было воспринято поначалу с энтузиазмом, чуть ли не с восторгом. После трех престарелых и тяжело больных его предшественников, молодой и бодрый генсек вызывал прилив оптимизма и надежды на то, что в стране вот-вот начнутся долгожданные позитивные перемены. «Перр-р-емен, мы ждем пер-р-ремен!» – неслось из каждого угла, вторя популярному тогда лидеру группы «Кино» Виктору Цою.
Особенно поражала тогда многих способность Михаила Сергеевича произносить речи, не заглядывая в бумажки. После прежних советских лидеров, которые не всегда разборчиво что-то бормотали себе под нос, с трудом читая написанные для них тексты, такое казалось тогда чем-то невероятным.
Советская интеллигенция прощала за это даже некоторые безграмотные обороты речи этого уроженца села Привольное на Ставрополье. «Молодец, Горбачев!» – был всеобщий вердикт.
Однако очень скоро стало понятно, что его речи – пустая болтовня. Говорил-то он гладко и слова произносил правильные: «перестройка», «гласность», «новое мышление» и т.п., но реальных перемен к лучшему в стране не происходило. Становилось ясно, что говоря о необходимости перемен, Горбачев на самом деле сам не знает, куда вести государственный корабль.
И, как мы теперь отчетливо видим на примере ставшего мировым лидером Китая, он мог поплыть совсем другим курсом.
Горбачевсегодня объясняет свой провал так: «Было бы странно, если бы с самого начала мы имели программу предстоящих реформ, тот самый «чёткий план», отсутствие которого нам ставят в вину критики перестройки. Откуда он взялся бы после двух десятилетий застоя? Нам было ясно, что предстоит трудный поиск пути, и мы не претендовали на то, что у нас есть «расписание поездов», «график реформ»».
Другими словами, он признается, что, запустив «поезд перестройки», на самом деле не знал ни его расписания, ни «графика реформ», а потому и понятно, что этот поезд пошел под откос. А может и знал, к чему это может привести, но делал это умышленно, как подозревают некоторые? В его статье ответа на этот вопроснет.
Впрочем, анализировать дальше его писания, в которых нет ничего кроме попытки самооправдания, нет никакого смысла. Приговор Горбачеву уже давно вынесла история.
Кем на самом деле оказался человек, который, как мы надеялись, может вывести нашу страну из кризиса, мы окончательно убедились, когда уже позднее увидели бывшего президента СССР в рекламе американской пиццы. После такого позора он может теперь говорить, что угодно, но цена его словам – грош.


Сообразили «на троих»
Тем более что после его статьи в СМИ появились новые разоблачения его предательских действий, обернувшихся распадом прежде могучего государства. О них, в частности, рассказала «Комсомольская правда», цитируя дневники Анатолия Черняева, помощника президента СССР: «3 августа 1991 года. Суббота. Завтра улетаю с М.С. в Крым… Опять. Вчера М.С. присел на край кресла: «»Вот, Толя, … устал я до чёрта!… Завтра придётся ещё заседание Кабинета министров проводить: урожай, транспорт, долги, связи (производственные), денег нет, рынок… Павлов говорит, что «если вы не придёте (на заседание), ничего не получится. Все тянут в разные стороны: дай, дай, дай!.. Везде – труба»». Вспомнил о Ельцине и Назарбаеве – как он с ними накануне встречи с Бушем в том же Ново-Огарёве пьянствовал до 3-х утра и договаривался о Союзном договоре и о последующих выборах».

Горбачев «пьянствовал»? А ведь, начав катастрофическую антиалкогольную кампанию, он получил в народе прозвище «минеральный секретарь»! А оказывается, на самом деле, обсуждая Союзный договор, «квасил» с Ельциным и Назарбаевым.

Ну, с Ельциным – все понятно, всем известно, что этот, другой виновник развала СССР, был большим другом бутылки, но чтобы и «минеральный секретарь» туда же… Значит, был на самом деле лицемером. И сразу другой вопрос: как мог Горбачев вместе с Раисой Максимовной улететь на отдых в Крым, когда в стране – экономическая катастрофа?
А вот что пишет об этом другой участник «пьянки» – Борис Ельцин в своих «Записках президента», которого тоже цитирует КП. В главе «Ново-Огарево. Акт первый» говорится, как горячим летом 1991 г в подмосковной резиденции Горбачева президенты советских республик бурно обсуждали Союзный договор: «Обычно переговоры происходили примерно по одинаковому сценарию. Сначала выступал Горбачёв, говорил в своей манере: долго, округло, неторопливо. Затем приглашал к обсуждению нас… После переговоров мы переходили обычно в другой зал, где нас ждал дружеский ужин, любимый горбачевский коньяк – «»Юбилейный»». Выходили мы после ужина, подогретые и волнующей обстановкой встречи, и ужином…»


Два заговора
А далее в своих записках Ельцин пишет следующее: «29 июля 1991 года в Ново-Огарёве состоялась встреча, которая носила принципиальный характер. Горбачёв должен был уезжать в отпуск в Форос. Сразу же после его возвращения из Крыма на 20 августа было назначено подписание нового Союзного договора. Когда коснулись тем совсем конфиденциальных, я вдруг замолчал. «Ты что, Борис?» – удивился Горбачёв. Мне сложно сейчас вспомнить, какое чувство в тот момент я испытывал. Но было необъяснимое ощущение, будто за спиной кто-то стоит, кто-то за тобой неотступно подглядывает. Я сказал тогда: «Пойдёмте на балкон, мне кажется, что нас подслушивают». Горбачёв не слишком твёрдо ответил: «Да брось ты», – но все-таки пошёл за мной.
А говорили мы вот о чем. Я стал убеждать Президента, что если он рассчитывает на обновлённую федерацию, в неё республики войдут только в том случае, если он сменит хотя бы часть своего самого одиозного окружения.
Кто поверит в новый Союзный договор, если председателем КГБ останется Крючков, на совести которого события в Литве. Или министр обороны Язов, – разве может быть в новом содружестве такой «ястреб» из старых, отживших уже времён.
Видно, Горбачёву нелегко давался этот разговор, он был напряжён. Меня поддержал Нурсултан Назарбаев, сказал, что надо обязательно сменить министра внутренних дел Пуго и председателя Гостелерадио Кравченко. Потом добавил: «А какой вице-президент из Янаева?!». Михаил Сергеевич сказал: «Крючкова и Пуго мы уберём»».
Но, как потом выяснилось, эта конфиденциальная беседа о кадровых изменениях в высшем руководстве страны была тайно записана КГБ. Уже упомянутый Черняев в своих воспоминаниях писал: «24 сентября 1991 г. Сегодня М. С. мне сообщил: обнаружено, что его «тайный» разговор в Ново-Огареве с Ельциным и Назарбаевым «записан» Плехановым (начальник службы охраны КГБ СССР, отвечавший за безопасность руководства страны) А там ведь все «места» (должности) были распределены, и Крючков, Бакланов, Болдин и прочие, естественно, не предусмотрены. Это и явилось последней каплей… Видимо, тогда и был «завязан» заговор».
Таким образом, те люди, кого Горбачев, посоветовавшись с Ельциным, собирался сместить, и вошли потом в состав ГКЧП. Уходить на пенсию им всем, естественно, не хотелось. А потому уже 5 августа, после отлета Горбачева в Форос, глава КГБ Крючков собрал будущих членов ГКЧП на секретном объекте «АБЦ» на юго-западе Москвы…
Горбачев в своей статье теперь снова обвиняет ГКЧП в заговоре, а что он сам планировал в Ново-Огареве на встрече с Ельциным и Назарбаевым? Они, втайне от других руководителей государства, договорились убрать все ключевые фигуры в руководстве СССР кроме самого Горбачева.
Именно этот заговор и стал причиной другого заговора – ГКЧП, в который вышли те, кого Горбачев хотел убрать. И если членов ГКЧП потом арестовали, как заговорщиков, то не следовало ли на самом деле арестовать самого Горбачева, который фактически задумал государственный переворот, чтобы остаться у власти?
Это ему, впрочем, не удалось. Зато удалось Ельцину, который потом вместе с Кравчуком и Шушкевичем в Беловежской пуще такой заговор, который в нарушения воли народа, проголосовавшего на референдуме за сохранение СССР, они осуществили и все-таки развалили СССР.


Как в СССР запустили глобалистов
Горбачев в итоге власть потерял, и вот уже 30 лет после этого пытается оправдаться. В своей статье он, конечно, не упоминает об одном удивительном и, казалось, невероятном для Советского Союза, событии, о котором сегодня мало кто знает. А оно произошло в Москве в декабре 1988 года в его бытность главой СССР и, следовательно, не могло не быть им санкционировано.
А событие это – официальное открытие в столице СССР представительства Всемирного ордена ложи Бнай Брит. Как свидетельствует в своих воспоминаниях Михаил Полторанин, занимавший тогда видные посты во властных структурах и хорошо об этом информированный, на церемонии присутствовали чиновники из ЦК, Совмина и КГБ СССР.
На эту церемонию прибыл из Америки сам президент Бнай Брита Сеймур Райш, которого встречал Константин Харчев, возглавлявший Совет по религиозным делам при Совмине СССР, а также заместитель генерального прокурора Владимир Андреев.
А что такое Бнай Брит? Организация была основана в Нью-Йорке 13 октября 1843 года выходцами из Германии и изначально называлась по-немецки «Бундесбрудер» («Братья Союза»), или Unabh?ngiger Orden Bne Briss. Позднее организация стала называться «Бнай-Брит» («Сыны Союза», «Сыны Завета», «Владыка Завета»). До 1850 года документы организации были оформлены на немецком языке. Эмблема «Бнай-Брит» – менора (семисвечник). В 1870 г. насчитывал 141 ложу. В 1882 году, в Берлине, было открыто первое европейское отделение Бнай-Брит, а теперь они есть во всем мире. «Бнай Брит, – отмечает английский историк П. Гудмэн, – величайшая организованная сила современности». Фактически это своего рода сверхмасонство, масонство над масонством, или орден в ордене.
«Никто не может стать сегодня главой капиталистического государства без согласования его кандидатуры с вождями Бнай Брита, – пишет Полторанин. – Как говорят знающие люди, в кого ни ткни в администрации США или в правительстве Великобритании, Канады, обязательно попадешь в члена Бнай Брита. Отсюда понятно, что деятельность этой Глобосистемы – Трехсторонней комиссии, Бильдербергского клуба и других – тесно переплетена с работой западных разведок и прежде всего ЦРУ. Задача Бнай Брита – наложить лапу на мировые стратегические ресурсы и искусственно создавать как можно больше зон нестабильности, откуда начнут «бежать» деньги. И все глобальные финансы прибрать к рукам. В том числе от торговли наркотиками и оружием».
Едва обосновавшись в СССР, в апреле 1989 года делегация Бнай Брит посетила Ригу и Вильнюс. В том же году, кстати, Верховные Советы прибалтийских республик провозгласили официально декларацию о своей экономической независимости, а потом и вовсе вышли из СССР.
И эту глобальную структуру запустил в нашу страну не кто иной как с пафосом разглагольствующий сегодня о «демократии», «новом мышлении» и т.д., изображая из себя чуть ли не человека, пытавшегося спасти нашу страну, Михаил Горбачев.
Но настоящую цену словам «минерального секретаря» мы уже хорошо знаем.


Распад СССР – «дело рук Горбачева»
Не случайно, что когда в Англии, в элитарном лондонском Альберт-Холле с помпой отмечалось 80-летие со дня рождения Горбачева, американский журнал ForeignPolicy посвятил этому событию статью под красноречивым заголовком: «Горбачев: суперстар глобализма». С хвалебной речью в его адрес выступил тогдашний президент Израиля Шимон Перес, назвавший Горбачева «человеком, который изменил мир». Да, бывший советский генсек, предавший все свои прежние идеалы, действительно мир изменил. Но в чью пользу?
Как пишет шведская газета Svenska Dagbladet, принятые Михаилом Горбачевым решения больше других факторов повлияли на гибель Советского Союза, за что политика стоит поблагодарить. Распад советского государства – «в основном дело рук Горбачева», делает вывод издание, отмечая, что «если бы не его специфический и, как оказалось, неудачный курс на реформирование Советского Союза, история могла бы пойти совершенно иным путем», – считает шведская газета. Что ж, с этим трудно не согласиться.
«Столетие»

Источник